Информационное агентство "Славянский мир"
26.11.14 (А.Ермолаев; Донбасс-Москва)

Новороссия

ДОНЕЦК

Путь из Алчевска (см. предыдущий репортаж) в Донецк недолог. Он был бы еще короче, если бы наш маршрут пролегал через Дебальцево, контролируемое украинскими войсками, но попасть туда с нашими журналистскими удостоверениями - смерти подобно, поэтому мы едем южнее - через Снежное и Красный Луч. Однако, в Дебальцево важнее другое - в городе находится крупнейший железнодорожный узел, через который в мирное время осуществлялся вывоз продукции металлургических заводов и шахт Донбасса. Закупорка этой важнейшей артерии - серьезный удар по экономике молодых республик.

Донецк встречает нас оживленным движением. Работают светофоры и магазины, на перекрёстках оживленно торгуют сувенирной продукцией - казачьи папахи, нагайки, магниты, нашивки на одежду. Если бы не грохот канонады можно было бы подумать, что война - просто дурной сон. В полупустой маршрутке - ополченец с нашивкой: восьмиконечная звезда и подпись "Сварожичи". Маршрутка с надрывным воем довозит нас до областной администрации. Весной это здание каждый день мелькало в новостях. Сейчас оно встречает нас надписью "Россия" во весь фасад и российским триколором на флагштоке. Российской символики здесь вообще много и мы уже не удивляемся тому, что за несколько дней ни разу не услышали украинской речи - здесь все говорят по-русски.



С торца здания группа пожилых людей толпится у дверей, увешанных объявлениями. Судя по всему здесь решаются вопросы оформления социальных выплат и выдачи гуманитарной помощи. Впрочем, выяснять некогда - мы торопимся в пресс-центр ДНР. У дверей ОГА нас встречает женщина-сотрудник пресс-центра и мы в компании двух вежливых турецких журналистов едем наверх. С первого взгляда становится очевидно, что в ДНР работа с прессой поставлена значительно лучше, чем в Луганске: все наши документы тщательно сканируют, просят оставить свои телефоны и электронные адреса. На стенде в кабинете руководителя пресс-службы - правила работы военного корреспондента на английском языке. Такой же список правил на двух языках и в наших новых аккредитациях.

В самой администрации довольно многолюдно. На дверях - таблички с названиями отделов. Звонят телефоны, жизнь идёт своим чередом. На выходе из здания останавливаемся - площадь перед нами медленно, но верно снова мостят брусчаткой, еще недавно разобранной на баррикады.



На улицах работают коммунальщики - приводят в порядок клумбы, вывозят мусор. Война - войной, а в городе должно быть чисто. В отличие от Луганска работают обменники, на улицах не видно менял и торговцев готовой едой. Наскоро перекусив в кафе "Легенда" - месте сосредоточения всех журналистов - двигаемся осматривать город. В отличие от Луганска центр Донецка почти не пострадал. По крайней мере следов обстрела нам заметить не удаётся.
Чего не скажешь о других районах. Один из них - Путиловка, названная так по имени знаменитого фабриканта начала прошлого века. Здесь разрушено практически всё - жилые дома, школа, больница ╧18, в подвале которой теперь вынуждены ютиться старики, которым больше некуда податься.



Живут - чем Бог пошлёт, а вернее - чем помогут уцелевшие обитатели соседних домов и просто неравнодушные сограждане. Надеются на Россию, и... на победу ополчения. Веры в руководителей еще недавно их страны уже не осталось.



Те, кто помоложе, находят в себе силы ходить за гуманитарной помощью. Она здесь, кстати, не только российская. Украинский олигарх Ринат Ахметов также создал фонд помощи жителям Донбасса: http://dopomozhemo.kanalukraina.tv/ru/



И надо заметить - помощь эта весьма востребована местным населением.



Впрочем, походы за гуманитарной помощью, как и любые перемещения по городу, иногда могут закончится трагически. На этом месте незадолго до нашего приезда украинский снаряд попал в маршрутку... Нужно ли говорить, что никаких позиций ополчения поблизости не было?



Кстати, об Ахметове. Мы с коллегами объехали практически все объекты недвижимости донецкого олигарха и не обнаружили там ни малейших повреждений. Вот такие вот "умные" снаряды на вооружении украинской армии. Зато при подлёте к гражданским объектам снаряды стремительно "глупеют".



Донецк - не велик, но чтобы оценить масштабы разрушений и надвигающейся гуманитарной катастрофы пары дней явно недостаточно. В день нашего отъезда пытаемся прорваться в Аэропорт (наверное это мечта любого фотокорреспондента). Несмотря на наличие аккредитации нас отказываются пускать на передовую - там идёт ожесточенный бой. Под аккомпанемент разрывов и пулемётной стрельбы осматриваем окрестности старого терминала и улицы около железной дороги. Вернее - то, что осталось от некогда уютного и густонаселенного частного сектора. Теперь здесь только руины.



Выжившие в этом аду люди приезжают только за тем, чтобы забрать остатки имущества. Но не всем есть - что забирать.


В оцепенении бродим по развалинам. Улицы здесь настолько узкие, что с трудом проезжает легковушка. Разместить тут артиллерию или тяжелую технику просто невозможно. Следов укреплений или блок-постов тоже нет.



Похоже украинские войска квартал расстреливали просто так. Для "удовольствия"... На одной из улиц за нами увязывается котёнок.



Их тут много - питомцев брошенных хозяевами, спасавшими свою жизнь. А может быть нет уже и самих хозяев. Большинство животных обречено на голодную смерть. Впрочем, нашему котёнку везет: наш местный коллега, любезно предоставивший нашей съемочной группе машину и услуги гида, оказывается любителем кошек. Найдёныш станет десятым питомцем гостеприимной семьи.

Нам пора ехать. На этот раз - через изуродованный войной Иловайск. Через несколько часов мы окажемся по ту сторону границы. Но мы обязательно вернемся.

P.S. Уже оказавшись в Ростове читаем сводку: по району Путиловки только что нанесен массированный удар из систем залпового огня "Град".



Информационные сборники. 2014